Чёрный IPA часто приводят в пример, говоря об изменчивости трендов в крафтовом пивоварении: когда-то этот стиль был очень популярен, но быстро угас и практически исчез из продажи. Однако в 2020-м он неожиданно снова появился в ассортименте пивоварен. Об истории этого стиля и о возможных причинах его возвращения к жизни в журнале Good Beer Hunting рассказывает Джонни Гэрретт.

В конце ноября 2009 года в Берлингтоне в Вермонте группа пивоваров собралась почтить память Грега Нунана, покойного основателя Vermont Pub & Brewery. Среди них были Джон Киммик, протеже Нунана и основатель пивоварни The Alchemist, и Шон Хилл, который прилетел из-за границы, чтобы отдать дань уважения и побывать у себя дома, на ферме, где он всего через несколько месяцев планировал открыть пивоварню.

Нунан был — и остаётся — легендой в пивном мире. После долгой борьбы с законом он основал первую микропивоварню в штате Вермонт, который теперь славится на весь мир своим пивом. Он также привёз из Британии дрожжи, как считается, с пивоварни Boddington’s, и сварил с ними пиво, которое положило начало мутным IPA. И не менее важно то, что он всему научил Киммика.

Киммик и Хилл в баре вспоминали, какое влияние на них оказал Нунан, и, как часто бывает на похоронах, стали размышлять о том, что останется после них самих. В блоге Хилл написал об этом: «Что такое жизнь? Что важно? Идея?» У Нунана за время его карьеры было так много идей, рождённых британскими пивоваренными традициями и возвращённых к жизни с американским подходом. Влияние Нунана на пивоварение ещё предстояло оценить, но ясно, что оба пивовара понимали, сколь важны станут его идеи.

На самом деле Хилл возвращался домой через Монреаль, где он участвовал в совместной варке с Microbrasserie Dieu du Ciel, а затем сопровождал команду в Берлингтон. Пиво планировалось назвать Pionnière — «Первопроходец», в честь Нунана. Заторный чан лопался от жареного и бисквитного солода, а потом сусло насытили хмелями Simcoe, Amarillo, Cascade и Columbus, и получилось самое горькое пиво из тех, что Dieu du Ciel когда-либо варила.

Изо всех множественных достижений Нунана Хилл выбрал в качестве посвящения покойному другу именно чёрный IPA.

В чёрном цвете

Чёрный IPA стал, пожалуй, первым вирусным безумием крафтовой революции. Если APA и IPA набирали обороты на протяжении десятилетий, то чёрный IPA перешёл из статуса региональной диковинки к глобальному явлению практически моментально.  В мире стало больше пивоварен, чем когда-либо за последний век, и некоторое время стиль неуклонно распространялся — а затем столь же быстро исчез.

Это произошло потому, что, несмотря на распространённость в основных линейках пивоварен примерно с 2008 по 2014 год, с восприятием этого стиля всегда были проблемы. Как может быть «светлый эль» чёрным, задавались вопросом противники. Разве жареные солода не конфликтуют с фруктовым характером хмеля и не придают дополнительную горечь? И если сильно охмелённый тёмный эль — это чёрный IPA, то что тогда такое каскадный чёрный эль, и куда же отнести экспортные индиа портеры?

Кроме того, к 2015 году выросла популярность нового стиля, который был намного привлекательнее. Пивоварни в Новой Англии, такие как Tree House Brewing Company и Trillium, предлагали массовому потребителю понятную мутную и сладкую версию IPA — или, скорее, массовый потребитель приходил к ним. IPA в стиле Новой Англии, каким его сделали эти пивоварни, отказался от горечи классического IPA и заменил её ностальгическими комфортными вкусами детских сладостей. А благодаря матовому золотистому цвету новый стиль идеально подходил для инстаграма, популярность которого как раз росла.

Прошло чуть больше года, и сухое и горькое пиво как будто бы вышло из моды. Падение же чёрного IPA было таким быстрым и очевидным, что мы теперь оцениваем цикл развития большинства других пивных трендов на основе этого примера. Каждый раз, когда популярным становится новый стиль, сразу же появляется вопрос, не повторит ли он судьбу чёрного IPA.

Все, кто сбрасывал со счетов NEIPA в его раннюю пору, конечно, эпически ошиблись. Вместо этого в массовом сознании NEIPA стал противоположностью чёрного IPA. Один появился ниоткуда и захватил мир, внеся хаос в официальные стилевые руководства и сборники рецептов, а другой остался только в примечаниях. Но это аккуратное обобщение не учитывает, что оба стиля появились из одного источника, и что те, кто был ближе всего к нему — одни из лучших пивоварен в мире, — никогда не отказывались от чёрного IPA.

«Чёрная стража»

Можно утверждать, что первый чёрный IPA был сварен примерно в середине XIX века, когда такие британские пивоварни, как Bass, Whitbread и JW Lees, отгружали в Индию сильно охмелённые портеры. В 1865 году лондонская пивоварня Barclay Perkins сварила «экспортный портер» с уверенными 65 IBU и затем как следует охмелила его в касках. Но удивительно, что первый американский чёрный IPA, сваренный Нунаном в Vermont Pub & Brewery примерно в 1990 году, был вдохновлён не этим примером.

Первоначальный рецепт Нунана давал насыщенный охмелённый шотландский эль, который он назвал Tartan IPA. Его тогдашний главный пивовар Гленн Уолтер затем сварил более тёмную версию, которую он назвал Black and Bitter, вероятно, на фоне развода, который он тогда переживал. Хороший вкус победил, и пиво было переименовано в Blackwatch IPA, но снова его сварили только в 1995 году, когда к команде присоединился Киммик. Он нашёл рецепт в архиве, когда искал, чего бы новенького сварить, и спросил у Нунана, можно ли снова выпустить это пиво.

— Меня сразу заинтересовал этот рецепт, потому что мне нравились портеры и IPA, — говорит Киммик. — Мне показалось, что это мостик между двумя стилями.

Однако Киммик не полностью придерживался рецепта. Незадолго до этого он познакомился с немецким солодом Carafa Special 3, у которого, благодаря отсутствию оболочек, практически нет жжёной горечи. Это позволяет немецким пивоварам делать тёмные лагеры и хефевайцены с чернильно-чёрным цветом и нотами подсушенного хлеба и при этом с узнаваемым мягким послевкусием. Киммик использовал этот солод, чтобы придать Blackwatch цвет и поджаристый характер, которые ему были нужны, не отвлекая при этом от мощного хмелевого послевкусия излишней терпкостью.

— Я был совершенно очарован сочетанием тёмного поджаренного солода с ярким хмелевым характером, — говорит он. — За время работы с Грегом я сварил его три-четыре раза. Каждый раз, когда мы его варили, что-то немного меняли, и я обычно усиливал охмеление.

В 2003 году Киммик, полный идей Нунана и вдохновлённый его творчеством, основал The Alchemist. Вместе со знаменитыми дрожжами Conan и зачатками того, что позднее стало Heady Topper, он унёс собой любовь к тёмным охмелённым элям. Каждое Рождество Киммик варит, как он его называет, «тёмный IPA» El Jefe — в честь его огромного чёрного кота. Он сократил количество Carafa Special 3 до той степени, что пиво стало почти коричневым, и использует для сухого охмеления горы Simcoe, чтобы создать сезонные ноты свежей хвои. В свою очередь, именно это пиво вдохновило Шона Хилла сварить примерно в 2005 году его первый чёрный IPA под названием Darkside — тогда он работал на пивоварне The Shed Brewery в Стоу.

Идея сочетания тостового солодового характера и цитрусово-сосновой хмелевой ароматики продолжила распространяться. Митч Стил, который вскоре стал главным пивоваром Stone Brewing, попробовал пиво Хилла на BeerAdvocate Extreme Beer Fest в Бостоне в 2006 году и назвал его «сложным и агрессивно охмелённым». После беседы с Хиллом он «унёс идею в заднем кармане» и представил пиво на 11-летие Stone в следующем году. Однако тестовые варки были неудачными: это был первый намёк на то, что может с этим стилем пойти не так.

— Я использовал смесь чёрного солода и жареного ячменя, и получалось что-то вроде охмелённого портера, — говорит он. — Я сидел и расстраивался из-за отсутствия прогресса, когда ко мне пришла мысль о немецких шварцбирах.

Шварцбир — это сухой солодовый немецкий лагер, в котором сладкие ноты пилса и мюнхенского солода уравновешены оттенками кофе и шоколада. Он отличается от более распространённого мюнхенского дункеля глубоким чёрным цветом без выраженного жареного характера, как у портеров или стаутов — этого можно достичь только при использовании Carafa Special 3. Установив эту связь, Стил выбрал тот же подход, что и Киммик — сделал классическую базу для двойного IPA и дополнил её жареным солодом со сниженной горечью. Получился Stone Sublimely Self-Righteous Black IPA — очень тёмное пиво с 90 IBU и оттенками апельсина, сосновой смолы и фруктовыми нотами кофе. Сорт так понравился потребителям, что вошёл в постоянную линейку.

Ещё до того как многие потребители впервые услышали о чёрном IPA, появилось несколько разных его видов. Darkside Шона Хилла и Hill Farmstead James были очень тёмными, угольными, насыщенными хмелем, осторожно избегающими чрезмерного склонения ни в сторону IPA, ни в сторону портера. Киммик же взял за основу двойной IPA и усложнил его характер тёмными и поджаристыми штрихами — Стил в Калифорнии тоже нашёл эту технологию. Однако Стил был не первым, кто сварил чёрный IPA на Западном побережье.

Третий путь

Пока пивовары Вермонта продолжали экспериментировать и искать собственные пути, пивовары Тихоокеанского Северо-Запада тоже играли с сильным охмелением и тёмным солодом.

В 1999 году пивоварня Rogue Ales выпустила Brutal Bitter, сваренный в честь 24-го дня рождения портлендского Horse Brass Pub. Сильно (по тем временам) охмелённое пиво стало популярным и позднее трансформировалось в знаменитый Rogue Brutal IPA. Но до этого пивоварня выпустила вариант под названием Blackened Brutal Bitter.

Это пиво никогда не пыталось казаться IPA. В нём обошлись без сухого охмеления, чтобы направить внимание на тёмные солода и напоминающую сосновые иголки горечь, а крепость ограничили 5,5%, чтобы получился питкий и освежающий чёрный эль. Именно эта вариация, по словам блогера Джеффа Элуорта, стала известна как «каскадный тёмный эль» (в честь Каскадных гор на западе США).

— В общем, я думаю, идея была в том, чтобы позиционировать его как региональный стиль, потому что на вкус пиво было как слегка обугленная дугласова пихта, — говорит он.

Однако определение прошло мимо большинства потребителей. Все три интерпретации чёрного IPA выглядели практически идентично и имели много общих ингредиентов, хотя их пропорции и технологии варки различались. А на фоне того, что IPA стал самостоятельным брендом, некоторые пивовары переименовали свои каскадные тёмные эли в надежде на увеличение продаж. Именно между этими тремя вариациями начали формироваться трещины.

— Кое-где в мире сварили довольно ужасные образцы этого стиля, — говорит Киммик. — Пивовары стремились открыть новые горизонты, а в процессе потеряли из виду первоначальный стиль.

История происхождения стиля была немного запутана из-за одновременного появления каскадного тёмного эля, и всё шире распространилось непонимание того, каким пиво должно было быть на вкус. Кое-кто попал в те же ловушки, что и предшественники, и получил неаккуратное, терпкое пиво. Другие же варили вкусное пиво, которое получало награды на конкурсах, но особо не помогало определить характеристики стиля.

Главный пивовар Firestone Walker Мэтт Бринильдсон пробовал много разных версий, и стиль ему особо не зашёл: он рассматривал большинство чёрных IPA как американизированные портеры, которые особо не подходили к остальной линейке его пивоварни. Но на мероприятиях и в коллективе пивоварни стали звучать вопросы, почему же Firestone Walker не варит свою версию этого нового модного стиля. Бринильдсон понял, что нужно действовать. Решив сделать из этого настоящий IPA, он взял за основу новый сорт Double Jack и перетасовал его элементы. Ему показалось, что чего-то не хватает — и недостающей деталью стала рожь.

— Думая о стиле и о том, что я уже успел на тот момент попробовать, я до сих пор не понимал, куда именно этот стиль идёт. Я всё думал об агрессивном влажном хмелевом характере и о том, что могло бы дополнить эти вкусы и улучшить пиво. Мне показалось, что рожь, с её простым пряным вкусом, может быть идеальным «усилителем» и связующим звеном для агрессивных терпких хмелей.

Wookey Jack, выпущенный в 2012 году, вошёл в основную линейку и трижды завоевал золото на Great American Beer Festival. Но к тому моменту «тёмные времена» почти прошли. Тех, кто отмечал новые релизы на RateBeer и переходил к следующим, было намного больше, чем тех, кто влюбился в Self-Righteous или Wookey Jack.

— Нечасто встретишь любителя пива, который в качестве повседневного выбирает чёрный IPA, — говорит Бринильдсон.

Определить, чего люди хотели или ожидали от чёрного IPA — это одно дело, а сварить то, что люди захотят пить снова и снова — уже другое. Даже если пивоварне удавалось найти золотую середину и сварить определяющее стиль пиво, уже зарождалась новая лихорадка, которой суждено было полностью поглотить этот стиль.

Блэкаут

— Я думаю, что это слишком агрессивный стиль для вкусов большинства представителей молодого поколения, — сожалеет Киммик.

Он говорит именно о чёрном IPA, но то же самое легко можно сказать и о традиционных IPA в более широком смысле. Он и Нунан сварили первый современный чёрный IPA и первый NEIPA и наблюдали за тем, как оба этих стиля вышли в мир, который их бесповоротно изменил. Если тёмному стилю не удалось найти значение, то светлый получил совершенно новое значение.

Heady Topper Киммика меняется каждый год вместе с его основным хмелем Simcoe, но в нём всегда остаются ноты цитрусовых и кожуры, с мощными 70 IBU. Эти сильные вкусы уравновешены создающей муть солодовой засыпью и ставшими теперь знаменитыми низкофлокулентными дрожжами Conan, которые придают ноты косточковых фруктов и оставляют после себя муть. Однако пивовары, которых вдохновил Heady, больше заинтересовались именно последней чертой. Удалить барьер горечи, усилить ностальгические фруктовые вкусы и создать мягкое сливочное послевкусие было достаточно, чтобы стиль захватил весь мир.

Меж тем, после нескольких лет снижения продаж, чёрные IPA начали исчезать. Пивоварни столкнулись с растущим спросом на более лёгкое и фруктовое пиво, и даже бренды национального масштаба не смогли устоять. В 2015 году Stone перестала варить Sublimely Self-Righteous Ale, а в 2016-м Firestone прекратила производство Wookey Jack. Во многих случаях продажи просто не окупали место в танках. Но это не означает, что потребители не были разочарованы.

— Интересно, но когда мы сняли с производства Sublimely Self-Righteous, многие разозлённые потребители предъявляли мне претензии, — вспоминает Стил. — А я всегда отвечал одно и то же: «А когда вы последний раз его покупали?» А они такие: «Ну, год назад», а я отвечал: «Ну вот поэтому и сняли».

Хотя большинство биргиков отреагировали на упадок чёрных IPA безразличием, была небольшая, но активная группа потребителей, которая была этим крайне огорчена. В конце концов одной из привлекательных сторон стиля было то, что он соединял две нишевых черты — агрессивное охмеление и жареный солод. Если вам нравилось и то, и другое, было не так много вариантов подходящих напитков. Однако было место, где обе эти характеристики можно было найти — в Британии, примерно до 2017 года.

Именно тогда чёрный IPA переживал пик своего развития, а британская крафтовая революция только начиналась. В результате у всех тогдашних передовиков — BrewDog, The Kernel, Beavertown Brewery, Magic Rock Brewing, Buxton Brewery — в постоянной линейке были чёрные IPA (или они хотя бы регулярно варили их в качестве сезонных сортов). Для британских пивоварен, открывавшихся в начале 2010-х годов, наличие чёрного IPA доказывало, что они подходили к крафту серьёзно.

На заре британского крафтового пивоварения новички вдохновлялись путешествиями, привезёнными бутылками, а в случае чёрного IPA — одним британским сортом, Thornbridge Wild Raven. Это пиво было создано Джеймсом Кемпом, сегодня главным по разработке пива BrewDog. Как и Стил, он столкнулся с трудностями при первой варке, но вторую он как будто скопировал прямо из книги рецептов Киммика.

— Когда варишь чёрный IPA, ты всегда на грани. Я всегда пытался скрыть жареный характер. Я использовал Carafa Special, дополняя его лишь капелькой среднего карамельного солода, чтобы получить выраженный характер ириски и фруктов, а затем поверх этого использовал хмель из Нового света.

Вдобавок к этой ощутимой сладости Кемп оставлял высокую конечную плотность, вплоть до 1,015, чтобы сбалансировать пикантные и терпкие ноты. В результате, многие британские сорта, которые появились после Wild Raven, были крепкими, насыщенно ароматными тёмными элями с выраженной тягучей фруктовостью и мощным характером, созданным охмелением в котле.

Одним из самых ярых фанатов этого стиля был домашний пивовар, писатель и основатель Elusive Brewing Энди Паркер. Попробовав в 2011 году в знаменитом Rake Bar у Лондонского моста The Kernel Black IPA, он полюбил это необычное сочетание вкусов. Тем вечером родилась его страсть к этому стилю, которая побудила его в поездке в Сан-Франциско найти сорт, который вдохновил The Kernel — 21st Amendment Back in Black. Он привёз домой несколько банок этого сорта и посвятил ему пост в своём блоге о домашнем пивоварении Graphed Beer, в котором он попытался понять характер чёрного IPA.

— Я не вижу смысла в том, чтобы варить IPA и красить его в чёрный, — говорит он. — Можно получить более многословный вкус, чем в светлом IPA. Если выбрать нужный уровень жареного характера и хмеля, они будут дополнять друг друга. Не думаю, что они будут как-то конфликтовать.

Конечно, средний британский потребитель был с ним не согласен, и, хотя и на несколько лет позже, чем в США, чёрный IPA и в Британии утонул в волне сочных и мутных IPA. Но паhrth уже панировал его возрождение.

Чёрная дыра

Чёрный IPA возродился примерно так, же как и умер — в несогласии. Вероятно, в Британии всё началось с твита владельца эссекской пивоварни Solvay Society Brewing Романа Хочули, который написал об избытке на рынке чёрных IPA, на что Паркер ответил вызовом: «Разорвите ваши графики варки — началось! #bipacomeback». Едва ли твит вышел за пределы окружения Паркера, но почему-то хэштег обрёл собственную жизнь.

— Он как-то вошёл в оборот, и люди продолжали тегать меня, — говорит Паркер.

Как и первый его твит, сначала это были шутки. Когда бы в Британии ни упоминался чёрный IPA, автор поста ставил хэштег и усмехался переменчивости настроений в крафтовом пивоврении. Но всё чаще на него натыкались те, кто искал этот стиль, и те, кто помнил старые времена, когда такая безрассудная идея, как чёрный IPA, могла найти место в ассортименте пивоварни.

Скоро появились разговоры о предполагаемом возрождении стиля. Чёрный IPA, как тёмное пиво, всегда переживает сезонный всплеск, однако этой зимой прирост не только начался раньше, но и чекинов на Untappd было вдвое больше, чем прошлой зимой. В пределах нескольких месяцев Firestone Walker перевёл сезонный лимитированный релиз Wookey Jack в основную линейку, а Stone воскресил из мёртвых Sublimely Self-Righteous. В пресс-релизе Stone заявила, что о возобновлении производства Sublimely Self-Righteous они получали больше всего запросов, и что комментарии «ВЕРНИТЕ SSR» появлялись практически под любым их постом в соцсетях.

Тем временем в Британии этой зимой случилось возвращение Thornbridge Wild Raven и Magic Rock Magic 8 Ball. Возглавил движение Паркер, который с начала года выпустил чёрный IPA, чёрный ржаной IPA, экспортный индиа-стаут и американский браун-эль.

Определённо за прошлый год случилось нечто, что вернуло пивоваров к идее охмелённого тёмного эля. Однако даже Паркер признаёт, что дело, пожалуй, не в хэштеге.

— У меня есть теория, — говорит он. — До пандемии бары и пабы всегда были посредником между потребителем и пивоварней. Теперь пивоварни в основном продают напрямую, и потребители могут покупать именно то, что они хотят.

До пандемии более 40% пива в Соединённом Королевстве продавалось через бары и рестораны. Им для выживания нужен был большой оборот, поэтому только специализированные пивные бары готовы были закупать пиво, которое продавалось медленнее или требовало более активного продвижения. Однако теперь у более чем 60% британских пивоварен есть свои онлайн-магазины (в 2019 году их имели только 37%). Это не только позволяет не заботиться о том, что продаётся на розлив, но и побуждает покупателей исследовать более широкий ассортимент пивоварен, чем те, что представлены в баре или на полке магазина. Кроме того, в последнее время стало больше пивных клубов и сервисов, доставляющих наборы пива по подписке — многие из них открыли сами пивоварни. Благодаря этому пивовары и дистрибьюторы получили ещё больший контроль над тем, что попадает к потребителям. В США рост популярности пивных наборов также дал пивоварам возможность познакомить с новыми стилями потребителей, которые, возможно, застряли в старых шаблонах.

Но, очевидно, происходит кое-что ещё, потому что сегодня есть множество стилей, которые с большей вероятностью, чем чёрный IPA, могут заполнить наши холодильники. В момент, когда для пивоваров как никогда важны стабильный денежный поток и гарантированный объём продаж, заполнять танки пивом, известным своими плохими продажами, кажется безумием.

Снова в чёрном

На первый взгляд кажется почти невозможным понять почему, в то время когда мир переживает самые сложные преобразования за последние полвека и объём продаж пива стремительно падает, сотни пивоваров обратились к пивному стилю, название которого стало синонимом провала. В одном только январе 2021 года на Untappd появились 2775 разных чёрных IPA и каскадных тёмных элей. Эта ситуация раскрывает причины переменчивого прошлого стиля и нашей тоски по нему.

Из-за пандемии у нас отобрали свободы, которые мы раньше считали сами собой разумеющимися, во имя того, чтобы мы сами и наши близкие были в безопасности. С точки зрения потребления пива, некоторые любители обратились к локальным и национальным брендам и проверенным стилям. Всё это в основном потому, что это пиво наиболее доступно, но ещё одной причиной этого может быть то, что они ассоциируются с простыми удовольствиями и лучшими временами. Когда мир сжался, многие стали искать убежище в прошлом — в еде, которую не пробовали с детства, или в старых сериалах, которые напоминают о том, как мы жили раньше.

В исследовании 2020 года доктор Тимоти Ю-Ченг Юнг исследовал обращение наших музыкальных вкусов к прошлому. Он выбрал шесть стран Европы с разными уровнями распространения вируса и проанализировал 17 трлн прослушиваний на «Спотифае». Он обнаружил взаимосвязь между уровнем локдауна и тем, насколько старые песни слушали пользователи. Количество прослушиваний песен старше трёх лет достигало пика примерно через шесть недель после введения новых мер и уменьшалось не сразу. В заключении Юнг пишет: «Психологическое воздействие пандемии вполне может привести к изменению потребительского поведения, так как рациональные личности ищут средства борьбы со стрессом. Возможным лечением может быть обращение к ностальгии, и сравнительно просто это сделать, слушая музыку из старых добрых времён».

Если воспоминания о прошлом счастье в форме музыки помогают снять стресс, возможно, возрождение интереса к чёрным IPA также связано с другими, более простыми временами. Всего лишь несколько коротких лет назад стиль был на пике, в США было лишь немногим больше 2000 пивоварен, а в Британии — едва ли тысяча. Большинство из них были небольшими предприятиями, которые продавали продукцию местным жителям, покупали хмель наудачу и искали новые стили и рецепты. На RateBeer писали отзывы на пиво, на Blogger читали о пиве, а тапрумы только собирали в спешке из скамеек и паллет. Казалось, что все друг друга знают, и тап-тейковер выглядел скорее как встреча одноклассников, а не как пресс-конференция. В конце концов, именно таким всё и кажется по эту сторону 2020-го. Сила ностальгии в её способности отфильтровывать негатив и изменять воспоминания так, чтобы они соответствовали точке зрения сегодняшнего дня.

— Может быть, когда люди пьют или варят чёрный IPA, они хотят вспомнить 2009-й или 2012-й, когда пивоварение было ремеслом, и мы пробовали разные вещи, — говорит Кемп.

Чёрный IPA можно назвать синонимом не только угасшего тренда, но и экспериментов и страсти, свободных от коммерциализации. Это воплощение старого крафтового клише: пивовары варят то, что им нравится, и просто радуются, когда оно продаётся. Некоторым исчезновение этого стиля может показаться концом этой эпохи невинности.

Кемп также указывает на ещё один пример ностальгии, который он всё чаще замечал среди пивоваров ещё до пандемии — тоску по разнообразию. Мутные IPA частично были реакцией на зубодробительно горькие вест-кост IPA, которые были вкусовым барьером для новых потребителей, и от них устали рецепторы и у пивоваров, и у потребителей. Иронично, что вездесущность сладких сочных IPA теперь возродила спрос на горькие IPA, и постковидная ностальгия может только ускорить этот процесс. Паркер заметил по своим продажам рост числа людей, ищущих этого «духа Западного побережья», и Стил говорит, что его пивоварня New Realm Brewing Company тоже видит рост.

— Мы видим проблески интереса к более традиционным видам IPA, — говорит он. — Я не думаю, что они обгонят мутный IPA, но всё равно есть потребители крафта, которые предпочитают то, что было популярно 15 лет назад.

Почти несомненно то, что мутные IPA будут многие годы доминировать на рынке, так что, возможно, возвращение чёрного IPA — это не столько тенденция, сколько коррекция. Мутные IPA полностью изменили крафтовый рынок всего за несколько коротких лет, и, возможно, чёрным IPA досталось бы больше внимания, если бы его не украло другое изобретение Нунана. Даже если этот лучик чёрного IPA не переживёт локдауны, но можно надеяться, что он хотя бы принёс немного света тем, кто в нём нуждается.

— Я немного скептично отношусь к возможности настоящего возрождения этого стиля. Но я рад любому поводу достать старые рецепты, стряхнуть с них пыль и предложить пиво фанатам, которые по нему скучали, — говорит Бринильдсон.


Источник: PROFIBEER